Всеукраїнський загальнополітичний освітянський тижневик
Персонал Плюс - всеукраїнський тижневик

ВБИВСТВО РОЗКРИТО. ВБИВЦЯ НЕ ВІДОМИЙ?

У минулому числі нашої газети було надруковано інформацію «Пам’яті невинно убієнного», де розповідалося про впорядкування могили Андрійка Ющинського на Лук’янівському цвинтарі в Києві. Ця публікація викликала неабиякий інтерес у читачів, які просять ширше розповісти про «справу Бейліса».

Незабаром у видавництві МАУП побачить світ репринтне видання Григорія Замисловського «Убийство Андрюши Ющинского». Її автор — адвокат і колишній член Думи — виступав обвинувачем проти Менахена Менделя Бейліса на процесі про жидівське ритуальне вбивство, що відбулося в Києві 12 березня (за старим стилем) 1911 року.

У коментарі цієї книжки Марк Фарела зокрема зазначив: «Замисловський довів, що цей випадок мав справді законну підставу для розгляду. Книжка вийшла друком напередодні революції. Багато хто вважав, що євреї зорганізували революцію, бо були налякані можливістю широкого розголосу відомостей, які містилися в книжці.

І хоча присяжні виправдали Бейліса (попри те, що шість присяжних вважали його винним, а шість - невинним), суд також вважав, що дитину справді вбили жиди в таємній синагозі. Це без  найменших сумнівів було доведено судом.

Замисловського закатували після більшовицької революції.

Багатьох з тих, хто тоді брав участь у цьому суді, після революції закатували більшовики, позаяк були налякані оприлюдненням відомостей про вбивство.

Після більшовицької революції спеціально створений суд визнав жидів невинними. Трохи згодом Ленін запитав ребе, чи це саме той вердикт, який їх задовольняє?

Про «справу Бейліса» йдеться зокрема і в книжці Едуарда Ходоса «Выбор — 2006: между Спасителем и Антихристом, или Оранжевая цель сквозь еврейский прицел» (Харків, 2005 р.). Автор також ставить риторичне запитання щодо ритуального вбивства Андрійка Ющинського. Пропонуємо уривок з книжки Е. Ходоса «Выбор — 2006...»:

«23 октября [7973г.] коллегия петербургских адвокатов по инициа­тиве Александра Керенского приняла резолюцию, оценивавшую процесс Бейлиса как «грубое попрание основ человеческого сообщества», ко­торое «унижает и бесчестит Россию в глазах всего мира». «...Мы, — го­ворилось в резолюции, — поднимаем наш голос в защиту чести и досто­инства России» (А.Ф. Керенский. «Россия на историческом повороте». М., 1993, с.61)».

Но не буду томить читателей и перехожу непосредственно к оглаше­нию приговора.

«...Наконец в оцепленном войсками зале суда появились присяж­ные заседатели. Вердикт присяжных включал ответы на два вопроса. Первый вопрос: доказано ли, что 12 марта 1911 г. Андрея Ющинского заманили в одно из помещений кирпичного завода, где ему были нане­сены раны, сопровождавшиеся мучением и полным обескровлением? Старшина присяжных объявляет: «Да, доказано». Первая партия за чер­ной сотней. Ритуальный характер убийства признан судом. Затаив дыха­ние, все присутствующие ждут ответа на второй вопрос: доказана ли вина Менделя Бейлиса? Если суд считает, что убийство совершено ев­реями на территории кирпичного завода, то неизбежен вывод о прича­стности к этому преступлению приказчика завода. Но ответ присяжных гласит: «Нет, не доказана». В следующее мгновение председатель суда Ф.А. Болдырев обратился к подсудимому со словами: «Вы свободны, можете занять место среди публики».

Сделаю небольшое, но существенное уточнение. При вынесении вер­дикта голоса двенадцати присяжных заседателей разделились поровну: шесте­ро признавали вину Бейлиса, шестеро ее отрицали. В соответствии же с зако­нодательством того времени при равном разделении голосов присяжных, ре­шение принималось в пользу обвиняемого. Именно на таких условиях был оправдан Мендель Бейлис. Удивительно, но во всех исследованиях, вошедших в сборник «Дело Бейлиса», этот факт обойден вниманием авторов.

Итак, что мы имеем: признание судом присяжных ритуального харак­тера убийства А. Ющинского и оправдание Менделя Бейлиса. То есть изу­верское убийство было совершено с ритуальной целью, но не Бейлисом, а кем-то другим. Кем?

Ответ на этот вопрос до сих пор не найден: по всей видимости, тайне убийства Андрюши Ющинского суждено остаться нераскрытой.

И все же в ходе процесса мелькнула одна ниточка, за которую никто не попытался потянуть. К большому сожалению. Зная по собственному опыту, к какому клубку, как правило, тянутся такие ниточки, у меня невольно воз­никла «мракобесная» мысль: если бы этому эпизоду было уделено достой­ное внимание, не исключено, что дело об убийстве А. Ющинского было бы раскрыто.

Но прежде — несколько слов о дальнейших судьбах основных фигурантов процесса, тем более что трагический конец одного из них так или иначе связан с упомянутым эпизодом.

Сразу после суда оправданный Бейлис навсегда уехал в Америку.

О Вере Чеберяк имеются весьма приблизительные сведения:

«Шульгин в своих воспоминаниях писал, что во время революции, по слухам, с ней расправились киевские студенты».

Зато о судьбе главного обвинителя О.Ю. Виппера известно гораздо больше:

«В конце февраля 1917 года монархия в России пала. Временное правительство создало чрезвычайную следственную комиссию для рас­следования противозаконных действий министров и других высших чи­новников царского режима. В особое производство было выделено «дело Бейлиса», и к следствию были привлечены арестованные Щегловитов, Маклаков, Белецкий, Чаплинский, Виппер и др. Всю весну и лето 1917 года в Петрограде, Москве и Киеве шли допросы многих участни­ков расследования и судебного процесса по «делу Бейлиса». Но комис­сия не успела закончить свою работу. Большевистская революция лик­видировала и Временное правительство, и его чрезвычайную комис­сию. Однако история «дела Бейлиса» на этом не закончилась. У нее был свой эпилог. Летом 1919 года следственная комиссия Революционного трибунала при ВЦИК рассматривала дело по обвинению прокурора О. Виппера, «способствовавшего царскому правительству в инсцениро­вании дела Бейлиса». (Виппер был арестован в апреле 1919 года в Калу­ге, где он работал тогда в губернском продовольственном комитете.) А обвинителем на суде выступал председатель Верховного ревтрибунала Н. Крыленко. 20 сентября в своей речи он говорил, что только рево­люционный социализм, революционная социалистическая организация поставили перед собой задачу «перестроить мир так, чтобы подобных драм никогда не повторять, чтобы положить конец мировым трагедиям, от которых трепетало человечество». «Товарищи, — говорил Крылен­ко, — сегодня переворачивается страница тяжелой драмы. Хотелось бы думать, что эта страница будет последней» (ГАРФ, ф.543, оп.1, д.З, лл.100-101). Московский ревтрибунал (дело было передано туда) признал, что Виппер полностью сознавал политические цели, которые преследовало правительство, организуя процесс, и которые были направлены на «рас­слоение народа для большего его угнетения». Трибунал приговорил Виппера к заключению «в концентрационный лагерь с лишением сво­боды до полного укрепления в Российской республике коммунистиче­ского строя».

Отже, можемо лише припускати хто виконавець і замовник ритуального вбивства Андрійка Ющинського. Хоча для половини присяжних майже 100-ліття тому відповідь на це запитання була очевидною...
Ярослав ОРОС
вгору

© «ПЕРСОНАЛ ПЛЮС». Усі права застережено.
Реєстраційне свідоцтво КВ № 12115-986ПР від 18.12.2006 р.

Передрук матеріалів тільки за згодою редакції.
При розміщенні матеріалів в Інтернет обов’язкове посилання на сайт видання. Погляди авторів можуть незбігатися з позицією редакції

З усіх питань звертайтеся, будь ласка, personalp@ukr.net або за телефоном редакції (044) 525-61-85